✸✸✸✸✸    По вопросам Приемной Комиссии: +38(099) 073-68-42, 072-192-10-27, (0642) 35-75-35    ✸✸✸✸✸    

История создания Донецко-Криворожской Республики

Watrmark_20221704.jpgВ Институте транспорта и логистики Луганского государственного университета имени Владимира Даля на кафедре «Двигатели внутреннего сгорания», 14 сентября прошел круглый стол на тему: «История создания Донецко-Криворожской Республики». Эта тема актуальна в наше время, поскольку борьба Донбасса за право считать себя русскими началась не в 2014 году, а задолго до этого, в начале 20 века.

     В то время, несмотря на то, что формально территория Донбасса уже была включена в состав Украинской Социалистической Советской Республики, мысль, что один из главных промышленных регионов страны считает себя русским, ни у кого не вызывала возражений. Вернее, почти ни у кого. Принцип создания республик, заложенный в основу советского государства, значительная часть большевиков воспринимала как эффективный инструмент организации пространства. Один из таких экспериментальных проектов – Донецко-Криворожская Советская Республика. И сегодня, когда противостояние ДНР, ЛНР и Украины является важным фактором, определяющим текущую политику в Восточной Европе, очень полезно обратиться к опыту событий Гражданской войны в России.

     Единство и борьба

     Мы живем в период, когда незримая связь времен ощущается почти физически. Иногда кажется, что события столетней давности, совершив очередной виток, снова вошли почти в ту же плоскость – только техносфера отличается. Судите сами: уже летом 1917 г. самопровозглашенная украинская Центральная рада попыталась распространить свою власть на губернии Новороссийского края от Одессы до Харькова и Донбасса. Тогда в переговорах с украинскими самостийниками делегация Временного правительства России четко определила границы потенциальной «украинской автономии» (независимое украинское государство А. Ф. Керенский и его министры обсуждать не собирались). Временное правительство признавало украинскими только пять губерний: Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую (за исключением Мглинского, Суражского, Стародубского и Новозыбковского уездов). Харьковская, Таврическая, Екатеринославская и Херсонская губернии были объявлены «не связанными с малороссийским народом».

     К 1918 г. еще острее обозначилось противостояние между Россией и украинским проектом (который назывался сначала «Украинская Народная Республика», а потом «Украинская Держава»). Конкретно на тот момент не столь важно – советская это была Россия или нет. Украинский националистический проект не желал иметь ничего общего с большим русским пространством, от которого он отпочковался в принципе. Сейчас, точно так же, как и в 1918 г., украинские националисты не могут самостоятельно поддерживать функционирование собственного государства и поэтому обращаются за помощью к странам Запада. Тогда это были Германия и Австрия, сейчас конфигурация несколько иная, но принцип тот же: при поддержке стран Запада, против России.

     И снова, как уже было сто лет назад, препятствием, не дающим Украине окончательно уйти под западное влияние, стал Донбасс. Горькая ирония ситуации заключается в том, что сами жители нашего региона не хотят быть частью украинского проекта, наоборот – стремимся в большинстве своем войти в общерусское государство. Но именно украинские претензии на эти территории уже второй раз становятся причиной открытого вооруженного конфликта, который «цивилизованные страны Европы» замечать не хотят. Интересно, что вирус «украинства» оказался настолько живучим и маневренным, что смог внедриться даже в интернациональную идеологию большевизма – в результате не только политики из Центральной рады и поддерживавшие их немецкие военные выступили в гражданском конфликте против Донецко-Криворожской Советской Республики (ДКСР). Не меньшими (если не большими) противниками создания и сохранения этой республики оказались именно киевские большевики, считавшие, что Донбасс должен стать частью УССР. И если Донецк – нынешний центр ДНР – тогда еще не играл заметной роли в историческом процессе, то другие города – Харьков, Одесса и Луганск – составили существенную конкуренцию Киеву.

     Республики в фактах

     В советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983) указано: «Донецко-Криворожская Советская Республика образована на территории Украины в конце января 1918 г. (по новому стилю 9-12 февраля) под руководством областного комитета РСДРП(б) Донецко-Криворожского бассейна, члены которого стремились в условиях готовящегося Брестского мира 1918 г. и существования Центральной рады, путем образования республики сохранить советскую власть в Донбассе. Провозглашена IV областным съездом Советов рабочих депутатов в составе РСФСР. Однако отделение от Украины важных промышленных центров объективно ослабляло базу диктатуры пролетариата в Украинской советской республике, не способствовало решению национального и крестьянского вопросов. На это указывали ЦК РКП(б) и лично В. И. Ленин (см. ППС. Т. 50. С. 50)».

     За сухостью этой советской формулировки стоит много интересных фактов, выпавших из поля зрения: помимо ДКСР, занимавшей территорию Харьковской, Екатеринославской, часть Херсонской губерний и промышленные районы Области войска Донского, существовала еще Одесская советская Республика. Между ними – проект Нестора Махно, который некоторые историки называют Гуляйпольской Республикой. Ну и рядом – Крым, конечно. Все это – территориальные образования, которые не признавали украинской власти и находились с ней в состоянии войны.

     Справедливости ради нужно отметить, что идея выделения Донбасса и соседних с ним промышленных регионов в самостоятельную хозяйственную единицу впервые была озвучена еще в конце XIX в. организацией, которая ни к революции, ни к Гражданской войне никакого отношения не имела. Называлась она «Совет съездов горнопромышленников Юга России», а сама концепция такого региона была лишена какой-либо политической подоплеки: просто предприниматели понимали, что так вести дела будет гораздо проще. Выходит, что в 1918 г. вдохновленные Фёдором Сергеевым (Артёмом) революционеры, несмотря на совершенно другую идеологию, перед лицом опасности, исходящей из Киева, приняли аналогичное решение и границы региона повторили почти в точности. Соответственно, и то, что получилось в 2014 г., – это вполне обоснованная исторически реакция на смертельную угрозу, которую начал продуцировать украинский проект после государственного переворота. Интересно, кстати, что этот закон работает не только по отношению к Донбассу: если посмотреть на карте, какие города приняли участие в «русской весне», – мы увидим очертания, воспроизводящие земли несогласных с украинским проектом ДКСР и Одесской республики.

     История повторяется

     9 февраля 2015 г. депутаты Народного совета ДНР объявили о том, что Донецкая Народная Республика ведет свою правопреемственность от ДКСР. Если же учитывать тот факт, что на современной Украине ее первым президентом считают именно создателя Центральной рады М. С. Грушевского, пригласившего сюда немецких и австрийских оккупантов, – все становится на свои места. Центры противостояния – те же. Очертания конфликтующих территорий – тоже. Только схема оккупации, слава богу, отличается: украинским сепаратистам удалось подавить сопротивление в Харькове и Одессе, но не сдались Донецк и Луганск. Противостояние, отложенное на сто лет, продолжается сегодня. И напоследок еще одно напоминание: всякий раз, когда в противопоставлении друг другу русских земель разыгрывалась «украинская карта», она всегда «оказывалась бита».

Watrmark_20221705.jpg

Watrmark_20221706.jpgWatrmark_20221707.jpg

 

 

 

Педагогический портал

Вместе - лучше!

rybichev

button-dovuz.png_копия.png

raspisanie
buton doc
button dovuz

Календарь новостей

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
 
ok_1.jpg
VK1.jpg
in_1.jpg
tg1_копия.jpg Rut_1.png YT_1.jpg